понедельник, 5 марта 2018 г.

World of Warcraft: Хроники, том 3. Перевод превью


Этот выпуск блога посвящен переводу превью третьего тома "Хроник" от amazon. Англоязычное издание этой книги поступит в продажу уже 27 марта.

Предыдущие выпуски блога, посвященные "Хроникам", доступны по ссылке. А в этом альбоме вы можете взглянуть на все художественные работы из этой серии книг (первый и второй том, плюс превью третьего).

***

Перечень глав книги:

Глава I, Поднимающаяся Тьма
Глава II, Третья Война
Глава III, Ледяной Трон
Глава IV, Древняя Ненависть
Глава V, Пылающий Поход
Глава VI, Гнев Короля-лича
Глава VII, Катаклизм


Глава I
Поднимающаяся Тьма

Завистливые глаза

Давным давно, могущественная раса, известная как титаны, защищала космос от сил порчи и хаоса среди далеких пределов Великой Запредельной Тьмы. Они искали миры, которые скрывали в себе души новорожденных титанов, и взращивали их. Когда эти миры-души становились зрелыми, титаны включали их в свой орден, Пантеон.

Саргерас, самый могущественный из титанов Пантеона, когда-то был их величайшим чемпионом. Он без устали сражался, чтобы защитить космос от свирепых созданий, прозванных демонами. Эти существа происходили из исковерканного измерения, известного как Круговерть Пустоты, где они упивались магией Скверны, разрушительной силой, кроме того, вызывающей сильную зависимость.

И всё же, отразив бессчетное число вторжений демонов, Саргерас пришел к убеждению, что все его труды были напрасными. Он узнал об угрозе, что превосходила даже демонов - о Повелителях Бездны. Эти сущности жаждали осквернить одну из беззащитных миров-душ, в надежде воспитать из неё своего чемпиона. Подобное создание окутало бы весь космос энергиями Бездны, опустошив при этом всё сущее.

Саргерас не мог позволить этому случиться. Он не мог позволить даже возможности такого стечения обстоятельств. Он принял в себя магию Скверны и покорил демонов своей воле, создав из них армию известную как Пылающий Легион. Решение Саргераса объединиться со своими древними врагами было крайней мерой, но он был уверен, что другого пути быть не могло. Демоны были единственными существами в мироздании, в чьем участии в его Пылающем Походе, он мог не сомневаться. Целью этого похода было выжечь всю жизнь из космоса. Саргерас мог представить себе только такой путь спасения обитателей Великой Запредельной Тьмы от Повелителей Бездны.

В его глазах, мертвая вселенная была лучше той, что пала во тьму.

Ни одна цивилизация не обладала достаточной силой, чтобы противостоять Саргерасу и его полыхающей армии. Даже остальные титаны Пантеона пали перед мощью своего бывшего чемпиона. Казалось, что ничто в целой вселенной не сможет его остановить.

В итоге, Саргерас узнал о мире, который когда-то посетили другие титаны и облагородили собственными руками. Он назывался Азеротом, и в нем находился мир-душа, чья потенциальная сила превосходила мощь любого другого духа титана, что когда-либо видел Пантеон. Но еще в нем затаилось темное присутствие. Когда титаны обнаружили Азерот, они узрели, что он был заражен физическими воплощениями Бездны, известными как Древние Боги. Эти гигантские сущности создали цивилизацию под названием Темная Империя на поверхности мира.

Позже, титаны и их слуги разбили Темную Империю, но они не уничтожили Древних Богов. Они боялись, что таким образом навредят самому Азероту, и вместо этого, заключили этих гнусных существ глубоко под землей.

Саргерас не мог проигнорировать потенциал Азерота, и точно также не мог проигнорировать присутствие Древних Богов.

Десять тысяч лет назад, он послал свою армию осквернить и уничтожить обитателей Азерота. Затем он собирался покорить мир-душу прежде, чем это сделают силы Бездны. Но необычный союз ночных эльфов, древних духов дикой природы, могучих защитников, нареченных Аспектами Драконов, и других храбрых рас смог отразить вторжение демонов.

Этот жестокий конфликт, Война Древних, стал первым настоящим поражением Легиона.

Однако, Саргерас не остановил свой поход. Он, не спеша, готовил новое нападение. Приготовлениями к нему занимались его самые могущественные генералы, Архимонд Осквернитель и Кил'джеден Искуситель. Со временем, они нашли способ атаковать Азерот с другого мира - земли, известной как Дренор.

Кил'джеден манипулировал орками Дренора, он вынудил их принять магию Скверны и испить кровь демона. Это заключительное деяние прокляло их и приковало их волю к повелителям Легиона. Объединенные в жаждущую войн армию под названием Орда орки вторглись в Азерот. У этой силы разрушения была всего одна цель - ослабить мир, и тем самым подготовить его для полномасштабного вторжения Легиона. Орда почти добилась в этом успеха. Орки были побеждены лишь благодаря храбрости героев Азерота.

Легион снова потерпел неудачу. Но демоны не успокоились. Эти задержки лишь доказывали то, насколько могущественным был Азерот. Саргерас приказал Кил'джедену и Архимонду найти новых союзников и спланировать новые методы атаки.

Пепел двух войн
8 лет после открытия Темного Портала

На некоторое время, расы Азерота позволили себе поверить в то, что самое худшее уже осталось позади. Они ведь совершенно честно заслужили отдых после восьми долгих лет, полных сплошного ужаса.

Первая Война с Ордой закончилась тем, что королевство Штормград было предано. А затем его сравняли с землей. В величайшего чемпиона королевства, мага Хранителя Медива, вселился Саргерас. Это Медив открыл Темный Портал, врата в Дренор, позволившие Орде обрушить свой гнев на Азерот. Хранитель был убит, но Штормград спасти не удалось.

Вторая Война закончилась поражением Орды - но едва не оборвалась обратным результатом. Нации Восточных Королевств объединились в Альянс Лордерона и успешно дали отпор орочьему вторжению. Победа далась ужасной ценой - её удалось достичь лишь жертвой бессчетного числа гереов.

Большая часть солдат Орды была либо убита, либо взята в плен. Некоторые из выживших смогли сбежать в Дренор, но они знали, что там у них нет будущего. Когда они приняли темную силу магии Скверны, они невольно раскололи цикл жизни своего мира и баланс его Стихий. Дренор умирал. Орки бы там долго не выжили.

Их лидер, Нер'зул, подготовил отчаянный план побега. Он собирался открыть разломы в новые миры, новые земли для завоеваний. Возможно, что где-то в космосе могла быть новая земля, которую его народ смог бы назвать своим домом.

Чемпионы Азерота не собирались позволять Орде ранить новые земли. Экспедиция героев Альянса, Сыны Лотара, вторглась в Дренор через Темный Портал, чтобы остановить Нер'зула. Их вели одни из самых великих защитников Азерота: верховный маг Кадгар; Туралион, верховный генерал Сынов Лотара; Аллерия Ветрокрылая, капитан следопытов Луносвета; Данат Троллебой, закаленный воитель; и Курдран Громовой Молот, тан дворфов Громового Молота.

Из-за этой храброй авантюры Нер'зул пошел на слишком отчаянный ход. Его заклинания породили невообразимый хаос, а его нестабильные разломы разрывали на куски саму ткань реальности его мира. Сыны Лотара разрушили Темный Портал прежде, чем разрушения, обрушивающиеся на Дренор, успели бы продолжиться в Азероте. Практически все члены экспедиции оказались заперты на этой сцене апокалипсиса.

Азерот не смог восстановить контакт с теми, кто ушел на Дренор. Они предполагали, что все эти воители сгинули. Их стали почитать как героев, которые умерли ради спасения своего мира.

Пройдет много лет прежде, чем Азерот узнает их истинную судьбу.

Судьба потерянных


В хаосе раскола Дренора, Кадгар и его соратники сбежали через один из нестабильных разломов, чтобы избежать основного наплыва катастрофических энергий. Когда разрушения, наконец, прекратились, они вернулись - в то, что осталось от этого мира.
Они будто открыли новый мир - расколотое царство. Границы между Дренором и Круговертью Пустоты рухнули. В раздробленной реальности остались пути в разные уголки космоса. С тех пор, это исковерканное место стали называть Запредельем.

К счастью, некоторые части старого Дренора всё же уцелели. Сыны Лотара построили постоянную базу в качестве нового аванпоста - Оплот Чести. Оттуда они снаряжали поисковые миссии за своими пропавшими соратниками.

Двоих членов самого высокого ранга экспедиции так и не удалось найти. Их союзники боялись, что они погибли, но правда заключалась в том, что у судьбы просто были для них иные планы.

Аллерия Ветрокрылая и Туралион оказались заперты в Круговерти Пустоты после уничтожения Темного Портала. Они не смогли найти способ вернуться на Дренор или в Азерот своими силами, но их спасла неожиданная сила - Зе'ра, изначальная наару.

Наару были существами Света, которые зачастую пытались развивать и направлять смертные формы жизни. Зе'ра была одной из самых могущественных представителей своей расы, и она собрала священную армию, Армию Света, целью которой было отразить наступление похода Пылающего Легиона. Большинством верных солдат Зе'ры были дренеи, заклятые враги демонов.

История дренеев и Легиона была долгой и кровавой. Когда-то они были членами высоко интеллектуальной расы, известной как эредары. Давным давно, Саргерас обнаружил их мир, Аргус, и превратил его в престол Легиона. В процессе, он осквернил эредаров, обратив их в демонов. Те, кто сбежал с Аргуса, стали называть себя дренеями, что значит "изгнанники", и пустились в побег среди звезд. Легион так никогда и не прекратил их преследования - таково было возмездие за то, что дренеи отвергли Саргераса. Часть дренеев, ведомая мудрым пророком Веленом, в итоге, поселилась на Дреноре. Другие же нашли убежище в Армии Света.

Армия Света всегда уступала Легиону в численности своих солдат и количестве вооружения, но её воители продолжали вести войну с Легионом на протяжении тысяч и тысяч лет. Они не поддавались отчаянию. Ибо Зе'ра предвидела, что поход демонов однажды остановят те, кто были рождены смертными.

Когда Аллерия и Туралион покинули свой мир, чтобы начать войну на другом, Зе'ра увидела еще один фрагмент судьбы из Света: эти двое детей Азерота станут ключом к тому, чтобы раскрыть слабое место Пылающего Легиона.

Зе'ра рассказала Туралиону и Аллерии всё, что могла. Они обсуждали пророчество, угрозу Пылающего Легиона и даже Орду, которая была осквернена в инструмент воли демонов. Она попросила их присоединиться к Армии Света в их продолжавшейся войне против Легиона.

Это был тяжелый выбор. У Аллерии и Туралиона остался ребенок на Азероте, Аратор. Покинуть его и оставить позади всех своих друзей и семью, даже не попрощавшись - это было невыносимо. Но они прибыли на Дренор, зная, что это была дорога в один конец. Они были готовы пойти на величайшую жертву, если это позволит им защитить Азерот и будущее своего сына.

Зе'ра рассказала им, что Орда не станет последней угрозой Азероту, и что посему, война будет продолжаться. Они покинули Запределье и присоединились к Армии Света. После этого, о них еще долгое время ничего не было слышно.

Борьба за сломленный мир


Когда пыль вездесущего хаоса Запределья, наконец, осела, выжившие начали медленно понимать, что их расколотый мир стал одной из самых важных стратегических локаций во всем космосе. Многие из порталов Нер'зула оставались постоянно открытыми. Теперь этот мир стал перекрестком путей для любой силы, желающей быстро перенестись из одного конца вселенной в другой.

Легион видел в Запределье идеальный перевалочный пункт для осады новых миров. Демоны отправили властителя преисподней Магтеридона, жесткого и могущественного командира, захватить эту землю и покорить её обитателей. Выследив остатки сил Орды, он поработил тех, кто сдался, и уничтожил тех, у кого хватило воли сопротивляться. Судьба орков, что погибли в борьбе с ним, была более милосердной.

Тех, кто сдался, заставили испить демоническую кровь Магтеридона. Для большинства, это было вторым актом покорения порче Легиона. Но в отличие от предыдущей трагедии, что отгремела уже больше десятилетия назад, в этот раз Легион собирался не просто покорить их волю, теперь демоны решили полностью разрушить их сущность. Орки были перевоплощены в варварских чудищ с пунцовой кожей. Их разум теперь был способен, по большей части, лишь на одну вещь - подчинение Пылающему Легиону.

Новая "Орда Скверны" Магтеридона обосновалась в Цитадели Адского Пламени и затем начала захватывать другие локации, служащие важными точками силы. Прежде всего, Черный Храм.

Крепость, ныне известная как Черный Храм, некогда была священным местом поклонения для дренеев, но она была осквернена орками Орды, что её захватили. Но тем не менее, в этом храме всё еще оставалась остаточная сила. Нер'зул избрал его в качестве места проведения своего злосчастного ритуала, что уничтожил Дренор. Черный Храм был построен в конце полуострова, и поэтому подобраться к нему можно было только с одной стороны, и следовательно, его было легко оборонять. Эта крепость стала отличным перевалочным пунктом для кампании Магтеридона по завоеванию осколков Запределья.

Действия властителя преисподней не остались незамеченными. Выжившие Сыны Лотара собрали всех оставшихся солдат, чтобы противостоять нашествию демонов. Кадгар, Курдран Громовой Молот и Данат Троллебой быстро поняли, что им не по силам победить ударные войска Легиона своими силами, но всё же они могли замедлить их. Как только Магтеридон отправлял свои войска глубоко в Запределье, Альянс оказывался тут как тут, чтобы раздробить их фланговые отряды и уничтожить их отстающие подразделения. Прерывистые столкновения между этими двумя силами продолжались годами.

Дренеи, которым удалось пережить уничтожение Дренора, почти ничем не могли помочь Альянсу в этих битвах. Пророк Велен знал, что Легион готов пойти на невероятные усилия, чтобы уничтожить всех дренеев, которых найдут демоны - это подозрение подтвердили те немногие несчастные души, чьи пути пересеклись с тварями Скверны, но при этом смогли уцелеть, чтобы рассказать об этом.

Для Кил'джедена очистка мироздания от дреенев была личным делом. Он ненавидел Велена и его последователей и охотился за ними по всему космосу с тех самых пор, как они покинули Аргус. Все демоны знали, что их ждет награда за каждую дренейскую душу, что им удастся собрать. Велен прятал своих последователей в маленьких изолированных анклавах, чтобы обнаружение одного из них не ознаменовало собой гибель всего его народа.

Жизни последователей Велена были тяжелыми, но им еще повезло. Дренеи понесли ужасные потери в ходе воцарения Орды на Дреноре. Во время уничтожения их величайшего города, Шаттрата, на их народ обрушили чуму Скверны.

Не все дренеи, пораженные оскверняющей магией Орды, погибли. Многие выжили, но претерпели ужасающие мутации.

Эти дренеи стали известны как Крокулы - "Сломленные". Их тела были испещрены болезненными уродствами, и они лишились способности использовать силу Света Небес. Большинство из них жило в маленьких разрозненных племенах вдалеке от остальных дренеев. Некоторые из них пали в отчаяние и бессмысленное кровопролитие: между племенами случались жестокие стычки.

Бывший лидер священных воинов дренеев, Акама, взял на себя бразды правления племенем Пеплоустов. Будучи одним из Сломленных, он тоже потерял способность взывать к Свету. И хотя он лелеял тусклый лучик надежды, что однажды он и его собратья-изгнанники смогут вернуть себе былую славу, для начала, ему предстояло провести свой народ через времена мрака и тревожных союзов.

Последней примечательной фракцией Запределья были араккоа Сетекк. Эти некогда гордые создания были растоптаны Ордой. Тех, кто выжил, бросили в оскверняющие бассейны Сетеккской Низины. Эта пытка лишила их способности летать и отяготила их умы гнетущим ощущением темноты. Немногие араккоа, уцелевшие после уничтожения Дренора, укрылись в дренейском мавзолее Аукиндон. Темные силы присвоили себе это место уже много лет назад, и теперь араккоа проводили дни, изучая их, поклоняясь им, и в итоге, они поддались их влиянию.

Эти фракции сражались между собой долгие годы, и их тайная война оставалась запечатанной за руинами Темного Портала. Жители Азерота ничего не знали об этой борьбе за власть, и вскоре их поглотили собственные проблемы.

Король-лич

План Легиона по захвату Азерота развалился, когда Орда потерпела поражение во Вторую Войну. Но демонов это не спугнуло. Наоборот, Кил'джеден выучил невероятно важный урок.
Орда проиграла из-за внутреннего конфликта и предательства. Следующий удар Легиона по Азероту не будет страдать от этой слабости. Кил'джеден разработал темный и тревожный план того, как можно было бы создать новую армию марионеток, которая будет совершенно неспособна к неподчинению приказам Легиона. Всё, что ему было нужно - это могущественный дух, сведущий в искусствах владения магией. Он и будет контролировать эту армию.

Гибель Дренора была как раз тем, что ему было нужно. 

Во время уничтожения Дренора, Нер'зул и его ближайшие последователи, сбежали в Круговерть Пустоты. Слуги Кил'джедена уже ждали их там.

Нер'зул прошел через невообразимые пытки, воплощенные дланью Легиона. Физическое тело орка разрывали на части - кусочек за кусочком. Но его дух оставляли в живых, невредимым, дабы он мог всецело прочувствовать происходящее. Группа повелителей ужаса по очереди приводила духа Нер'зула в состояние самой чудовищной агонии - то были Тихондрий, Бальназар, Детерок, Мал'Ганис и Вариматрас.

Вскоре, орк начал молить о смерти. Кил'джеден согласился даровать ему это спасение, но лишь взамен на абсолютную верность в качестве нового орудия Легиона. Смерть стала бы только началом.

Рассудок Нер'зула был сломлен, и он, наконец, согласился. Кил'джеден провел дух орка через смерть и воскресил его в качестве спектральной сущности. Сознание орка тысячекратно расширилось, тем самым даровав ему выдающиеся псионные способности. Повелители ужаса привязали его лишенный тела дух к выкованному специального для него комплекту брони и могучему руническому клинку под названием Ледяная Скорбь. Эти артефакты были заключены в крепком, как алмаз, куске льда - в него-то и заключили Нер'зула.

У этого снаряжения были две цели: первая - держать дух Нер'зула взаперти, вторая - служить ему мучительной наградой. Кил'джеден пообещал своему слуге, что если тот докажет свою верность Легиону, то ему будет позволено свободно существовать в новом теле. Его броня послужит доказательством того, что он король, и он будет править всем Азеротом. Однако, если Нер'зул не станет подчиняться приказам, то его дух будут ждать вечные мучения.

Кил'джеден не собирался сдерживать свое обещание - к тому, же в этом не было нужды. Однако, повелитель демонов считал, что эта ложь мотивирует его слугу на труд лучше, чем одни лишь угрозы. 

Верные слуги Нер'зула тоже были перевоплощены. Их тела были разорваны в клочья и воссозданы в качестве могущественной нежити, личей, которые будут служить, не задавая вопросов.

Прошлая жизнь Нер'зула рассыпалась в прах. На её месте возникла новая. Эту сущность звали Королем-личом, и он проснулся в существовании, полном нескончаемого служения и неописуемой силы.

Ледяная Корона и Ледяной Трон

Когда Кил'джеден завершил свой темный труд, он объяснил новому приспешнику свой план. Король-лич создаст чуму некромантии, которая придушит всё сопротивление сил Азерота. Живые умрут и возродятся в качестве верных неживых солдат. Эти безмозглые слуги ослабят защиту Азерота, подготовив его для демонического вторжения Легиона.

Кил'джеден всё также сомневался в Короле-личе. Повелитель демонов уже давно потерял всякое желание доверять своим приспешникам. Повелители ужаса, которые помогали в пытках Нер'зула и создании его брони, были отправлены вместе с ним в Азерот. Они служили ему как тюремщиками, так и исполнителями, должными ускорять работу Короля-лича всеми возможными способами.

Истратив огромное количество силы, Легион открыл маленький портал в Азерот из Круговерти Пустоты. Ледяной сосуд Короля-лича пронесся по ночному небу подобно комете и рухнул в изолированную часть Ледника Ледяной Короны, что находится на морозном континенте Нордскол. Его тюрьма, искаженная во время падения, стала походить на трон. Вскоре, смотрители-повелители ужаса тоже перенеслись туда и начали строить укрепления вокруг этого Ледяного Трона.

Король-лич позволил им продолжать свою работу и принялся за свою. Его расширившиеся  сознание потянулось к разрозненным обитателям Нордскола, омрачая их мысли и вызывая у них ужасные кошмары.

Сначала, испытывая свои силы, Король-лич действовал осторожно. Кил'джеден был непреклонен и потребовал, чтобы нации Азерота ничего не заподозрили - не до той поры, когда станет уже слишком поздно.

Изолированные племена и могучие звери пали во власть Короля-лича. Первыми были неистовые чудища, известные как вендиго, и свирепые ледяные тролли. Следом пришел черед затерянных племен могучих врайкулов.

Врайкулы были воинственным народом. Тысячелетия назад, они собирались захватить весь мир, но их кампания была резко прервана Аспектами Драконов. Эти величественные создания погрузили врайкулов в глубокий и бесконечный сон, чтобы избавить мир от их варварских планов. Слуги Короля-лича убивали врайкулов прямо во сне, и затем поднимали их в нежизнь в качестве могущественных воинов.

Довольный этим первоначальным успехом, Король-лич сотворил ранний штамм чумы нежизни. Это произошло в отдаленном людском поселении на окраине Драконьего Погоста - местные жители даже не подозревали, какая могущественная сила набирала силы рядом с ними. Король-лич управлял чумой одной лишь силой воли и окутал ею деревню в то время, когда её жители спали. За три дня все в этом поселении умерли. И совсем скоро, они поднялись снова - в качестве неживых рабов. Их мысли и ощущения стали частью оных у самого Короля-лича. Он чувствовал, как поднимается всё выше и выше в измерения силы, о которых он даже не мечтал. Чем больше умов он контролировал, тем становился сильнее.

Пока он продолжал свой эксперимент по манипуляции нежитью, вокруг него поднялась могучая крепость. Повелители ужаса соорудили непроницаемую крепость, названную Цитаделью Ледяной Короны. Она стала штаб-квартирой Короля-лича, из которой растекалось его царство ужаса.

Кил'джеден был очень доволен прогрессом этой кампании. Он приказал Королю-личу медленно набирать силу. Когда он возьмет под контроль Нордскол, он сможет начать свою настоящую работу над остальными живыми обитателями Азерота, начиная с Восточных Королевств. Тамошние нации пострадали от долгих лет войны с Ордой. Они были уязвимы и скованы внутренними конфликтами. Они быстро падут от чумы нежизни. Затем Легион сможет использовать этот регион в качестве перевалочного пункта сбора всей мощи своих армий.

План Кил'джедена звучал хорошо. Тем не менее, Король-лич плел против него заговор. Да, эта сущность играла роль верного слуги, но в тайне она стремилась к тому, чтобы вырваться из-под контроля Легиона. Он не испытывал никакого чувства верности к демонам. Кил'джеден заставил его служить, подвергнув ужасным зверствам. Он знал, что обещание повелителя демонов позволить ему свободно ступать по миру было ложью.

Король-лич никогда не забудет того, что с ним сделал Кил'джеден. Никогда. Однажды, он заставит повелителя демонов заплатить за это.

Главным препятствием на пути мести Короля-лича были повелители ужаса. По приказу Кил'джедена, они внимательно наблюдали за хозяином нежити, высматривая любые признаки вероломства. Повелители ужаса были очень умны и крайне коварны, но даже их хитрость бледнела на фоне оной у Короля-лича. Он сам манипулировал демонами - с невероятной осторожностью. Король-лич скрывал истинные пределы своей силы. Он устроил всё так, что повелители ужаса поверили, будто бы они полностью его контролировали. И всё это время, он наблюдал за своей добычей, изучая сильные и слабые стороны каждого из них.

Валь'киры

От врайкулов Король-лич узнал о существовании интригующих созданий под названием Валь'киры. Эти спектральные сущности могли направлять духов и даже погружаться в Темные земли, царство смерти. Король-лич пытался создать собственных Валь'кир, но эта задача оказалась сложной даже для него. После нескольких неудач, он, наконец-то, добился успеха. Валь'киры значительно усилили его способность контролировать темные силы нежизни.

Расколотая Орда

Нации Восточных Королевств ничего не знали о том, что происходило в Нордсколе. Они были заняты восстановлением своих разоренных войной земель. Большая часть беженцев Штормграда не вернулась домой, и единство между нациями начало истончаться с проявлениями реальностей послевоенной жизни. Схваченных орков предстояло вечно держать в заключении. Чтобы содержать их были построены большие лагеря для военнопленных - и эти тюрьмы становилось содержать всё дороже. Королевства перебрасывали эти затраты на соседей, от чего лишь сильнее разгоралось напряжение и всходили всё новые семена раздора.

И хотя многих оставшихся на Азероте орков удалось схватить, достаточное число опасных кланов всё также оставалось на свободе. Песня Войны, ведомая легендарным вождем Громмашем Адским Криком, отказывалась сдаваться. Он и его народ обосновались в густых лесах вокруг Лордерона, которые они покидали только для набегов на соседние деревни и фермы, чтобы раздобыть еды и припасов. Остатки Черной горы и...

Война Паука

Вдалеке от земель людей, Король-лич стремительно набирал силы и увеличивал численность своей воистину ужасной армии. Большая часть обитателей Нордскола легко пала жертвой чумы нежизни, и поэтому мощь его армии лишь неуклонно росла.

Но не прошло много времени прежде, чем Король-лич предстал перед своим первым настоящим испытанием. В Нордсколе обитала древняя раса инсектоидов под названием нерубы, и они были невероятно свирепы в бою. Их грандиозное подземное королевство Азжол-Неруб простиралось в далекие пределы ледяной тундры. Нерубы знали о присутствии Короля-лича и не могли позволить ему захватить свой народ. Любые попытки распространить чуму нежизни в их дом жестоко обрывались вмешательством лидера нерубов, могущественным полководцем по имени Ануб'арак.

Король-лич не нашел способа сломить их оборону. Поэтому он решил просто стереть нерубов в пыль.

Армия нежити Короля-лича вела войну на истощение против инсектоидов на протяжении целых лет. Каждый павший становился частью армады Короля-лича, и когда эта сеча подошла к концу, он с удовольствием поднял самого Ануб'арака в качестве могущественного неживого приспешника. Бывший правитель теперь стал рабом, и хотя он пытался сорвать свои оковы, он не мог вырваться из них и освободиться.

Король-лич был настолько поражен сопротивлением нерубов, что позаимствовал их архитектурный стиль. Он наполнил их зазубренные зиккураты магией, отчего они взмыли в небо над Нордсколом. Со временем, вид этих некрополей начнет вселять ужас по всему Азероту.

Теперь власть Короля-лича над Нордсколом была неоспорима. И всё же, время высвободить чуму нежизни на Восточные Королевства еще не настало. Присоединение существ подобных Ануб'араку в его ряды показало ему всю ценность осквернения разума могущественных созданий. Ему понадобятся такие союзники, чтобы закончить свой труд. Более того, Король-лич втайне надеялся переманить этих союзников на свою сторону и использовать их, чтобы освободиться от Легиона.

Король-лич направил свое сознание в разные оконечности мира в поисках тех, кто поддастся искушению той силы, что он готов им предложить. И несколько голосов ответили его зову.

Кел'Тузад
15 лет после открытия Темного Портала

Одним из самых могущественных созданий, что услышали призыв Короля-лича, был тот, кто некогда являлся одним из лидеров Кирин Тора, правящей магократии Даларана. Когда-то Кел'Тузад был уважаемым и почитаемым ученым в области искусств тайной магии. Но в последние годы, его исследования сместились в изучение темного ремесла некромантии - в манипуляции жизнью и смертью.

Его деяния не просто осуждались: они находились под абсолютным запретом законов почти столько же древних, что и сам Кирин Тор. Его неоднократно порицали за эти проступки и лишили большой части официальных полномочий - он уже находился на грани полного изгнания из Даларана.

Кел'Тузад был разгневан тем, что он считал всего лишь закостенелым консерватизмом и устаревшим мировоззрением Кирин Тора. В Азерот совсем недавно вторглись существа из другого мира. Даже на сам Даларан было совершен налет вскоре после Второй Войны. То были рыцари смерти Орды, неживые воины...


Возвращение Медива

Эгвин ничего не подозревала об истинных планах Саргераса. За мгновение до падения своей аватары, он перенес свой дух в Хранителя. Часть силы самого Саргераса, часть самой его души, теперь скрывалась внутри величайшего защитника Азерота.

Когда у Эгвин родился сын, Медив, она передала ему свои силы Хранителя, но вместе с тем и дух Саргераса. Шли годы, владыка Легиона смог навязать свою волю новому Хранителю и превратил его в свое новое оружие. В конце концов, он использовал огромную силу Медива, чтобы создать Темный Портал и привести орочью Орду в Азерот. За этим событием последовала ужасная война, унесшая тысячи жизней.

Позже, Медива убили, и его сила Хранителя перестала быть угрозой для Азерота. Но эта мысль служила слабым утешением для Эгвин. Она винила себя во всем, что наделал Медив. Вторжение Орды. Кровавая резная Первой и Второй Войны. И более всего, она винила себя за то, что лишила своего сына полноценной жизни и шанса достичь его истинного потенциала в качестве силы добра.

В один из этих мрачных дней Эгвин приснился странный сон: она увидела Медива в плаще, украшенном перьями ворона. Он рассказал Эгвин о том, что у него есть послание для мира и взмолил свою мать помочь ему вернуться в Азерот. Вначале, это сновидение показалось Эгвин подозрительным - неким темным замыслом Легиона. Но в глубине души она знала, что увидела на самом деле. Она почувствовала, как душа Медива прошла за границу реальности, и ощущала, что теперь она была свободной от прикосновения Саргераса. Это был её шанс искупить вину за все прегрешения, как перед Азеротом, так и перед своим сыном.

Эгвин призвала к тем немногим магическим силам, что у неё оставались, и начала поиски души Медива. Месяцы трудов проходили безрезультатно, но она наотрез отказывалась сдаваться. Она искала магические артефакты, которые помогли бы ей призвать душу Медива. Она стала одержима этим трудом по возвращению своего сына назад в реальный мир. Это была тяжелая работа, но она только придавала ей сил. Впервые за долгие годы, у Эгвин появилась цель. Она снова ощущала себя такой, как прежде.

И, наконец-то, ей удалось призвать Медива в Азерот. Перед ней возникла призрачная фигура. Как и в её сне, Медив был окутан плащом с перьями ворона. Эгвин посмотрела в глаза своего сына и тут же поняла, что интуиция её не подвела: Медив был свободен от влияния Саргераса.

Воссоединение матери и сына было горестным. Эгвин извинилась за всё, что произошло, и Медив её быстро простил. Он знал, что они оба были жертвами Саргераса. А еще он понимал, что сейчас было не время печалиться о прошлом.

Медив рассказал Эгвин, что увидел множество вещей, пока его дух скитался за вуалью материального мира. Его обширная сила позволила ему мельком взглянуть на Круговерть Пустоты и коснуться разумов демонов Легиона. От них он и узнал о существовании Короля-лича и чумы нежизни. Кроме того, он узнал, что именно Легион замыслил сделать после того, как это бедствие ослабит весь мир.

Во времена Войны Древних, Легион воспользовался силой вместилища магии под названием Источник Вечности, чтобы привести демонов в Азерот. Используя его энергии, они практически смогли создать врата в Азерот для самого Саргераса. Но их план провалился, а Источник Вечности был уничтожен. Однако, ныне существовало и другое подобное вместилище магии. Второй Источник Вечности находился на вершине Горы Хиджал под защитой огромного Мирового Древа Нордрассил. С этим источником Легион сможет закончить то, что начал - создание портала, через который в Азерот вторгнутся Саргерас и все его армии.

Эгвин убеждала своего сына использовать его силы Хранителя против Легиона, но у Медива был другой план. Его падение стало для него уроком того, как опасно полагаться на одного Хранителя для защиты всего мира.

Исход Орды и Черное Копье

Вдалеке от Нордскола, Тралл и новая Орда искали способ пересечь Великое Море. Орки использовали корабли во Вторую Войну, но тот флот уже давно сгинул под бушующими волнами. Строительство нового требовало ресурсов и времени, которых не было у Орды. У них оставался только один выход - похитить корабли.

Южнобережье было идеальной целью. Этот город был слабо защищенным, а в его порту стояло несколько крупных галеонов. Во мраке ночи, Орда ворвалась в город, но орки не перебили его жителей. Бессмысленная резня была путем старой Орды. Крови было пролито немного - и уже совсем скоро Орда отплыла из порта на присвоенных себе кораблях Альянса.

Новость об этой краже дошла до Верховного Адмирала Даэлина Праудмура, командира флота Альянса. Он поклялся выследить орков и не собирался оставлять их в живых.

Даэлин Праудмур и его флот были мастерами мореходства в открытых водах. Они быстро выследили Тралла и приготовились уничтожить флот Орды, но у судьбы на это оказались иные планы. Чудовищная буря омрачила небо, и моря вспенились в бурном шторме. Буря била по кораблям Орды и Альянса, разбрасывая их по водам так, будто они были не более, чем игрушками.

Тралл и его народ укрылись на ближайшей цепочке островов. В итоге, облака всё же рассеялись и моря успокоились. Флота Альянса поблизости было не видно, но это не больно скрашивало беспокойство Тралла. Довольно большая часть его собственного флота исчезла во время шторма, включая основную массу орков Песни Войны и их предводителя, Громмаша Адского Крика. Тралл даже не знал, остались ли они в живых. Но первостепенной проблемой было состояние тех кораблей, что еще оставались у вождя. Шторм серьезно потрепал суда, и оркам нужно было время, чтобы починить их прежде, чем продолжить путь на запад.

Для Тралла и его народа последовавшие за этим кораблекрушением дни были непростыми. Они оказались втянуты в сражения со старыми и новыми врагами. Буря вынесла часть флота Даэлина Праудмура к этим же островам, и люди быстро заняли их берега. Более того, пещеры под островами оказались домом...

Судьба Мал'Ганиса

 Гибель Мал'Ганиса разгневала остальных повелителей ужаса, но они не наказали за неё Короля-лича. Сущность смогла убедить их в том, что убийство демона было лишь горьким недоразумением. Артас Менетил еще не попал под его полный контроль. Но теперь всё было иначе - и Король-лич пообещал, что рыцарь смерти больше никогда не поднимет руку на повелителей ужаса.
Артас и Король-лич полагали, что Мал'Ганис сгинул навсегда. Но всё было не так. Когда повелители ужаса выковали Ледяную Скорбь, они создали для себя защиту от её силы. Клинок не поглотил душу Мал'Ганиса, он лишь забросил её назад в Круговерть Пустоты. И со временем, повелитель ужаса переродился в новом теле.

Боевой клич Песни Войны

...Тралл приказал Орде проигнорировать присутствие Альянса, но множество орков не услышало его приказа. Что-то странное начало происходить с его народом. С тех пор, как орки добрались до Ясеневого леса, они становились всё более агрессивными и кровожадными. Такими, как Орда прошлого.

Громмаш Адский Крик и его Песня Войны были самыми страшными нарушителями приказа вождя. Они снова и снова пренебрегали словами Тралла и омывали свои клинки кровью Альянса.

Тралл больше не мог этого терпеть. Он отправил Громмаша и его Песню Войны вглубь Ясеневого леса и приказал им построить заставу. Тралл считал, что тяжелый труд займет их до тех пор, пока он не вернется с Когтистого Пика.

Громмаш Адский Крик и его клан неохотно согласились на это задание. Они посчитали такое низведение своих персон до ручного труда серьезным оскорблением. Они были великими воинами, возможно, величайшими во всей Орде. Тем не менее, они взялись за работу и высвободили весь свой гнев на лесной массив. Их топоры вонзились глубоко в стволы древних деревьев ясеневых рощ, и они срубили большой участок леса для постройки своей заставы.

Это осквернение природы не осталось незамеченным и не было оставлено безнаказанным. Ясеневый лес не был орочьей землей.

Он принадлежал ночным эльфам.

Взгляд на Восточные Королевства из Калимдора

Тиранда Шелест Ветра и её народ были частично в курсе событий, происходивших по ту сторону Великого Моря, но они практически не вмешивались в них. Но когда они всё же шли на этот шаг, они всегда действовали крайне осторожно и практически незаметно. Друиды были первыми, кто заметил, как чума нежизни уничтожала дикую природу, распространяясь по Восточным Королевствам. Находясь в Изумрудном Сне, их духи потянулись к материальному миру, чтобы остановить этот мор. Но успех их трудов был незначительным. Некоторые из этих друидов рассказали Тиранде о случившемся.

Ясеневый лес

Когда Часовые доложили о том, что чужаки явились в Ясеневый лес, Тиранда Шелест Ветра ожидала худшего. Она испытала некое облегчение от того, что эти иноземцы не были демонами. Тиранда верно предположила, что беженцы из Орды и Альянса бежали от чумы и потому пересекли Великое Море. Исходя из того, как они сражались друг против друга, она пришла к выводу, что эти две фракции были заклятыми врагами. Тиранда приказала своим Часовым наблюдать за пришельцами с расстояния. Она надеялась, что беженцы всего лишь пересекали Ясеневый лес по пути в другие земли. Она ошибалась.

Часть зеленокожих орков Орды объявила войну лесу. Они, ни у кого ничего не спросив, обирали природу и безрассудно рубили деревья. Тиранда не испытывала симпатии к этим существам. Они были жестокими и агрессивными. И Тиранда больше не собиралась терпеть их присутствия. Часовые ударили по Громмашу Адскому Крику и его Песне Войны. Одни ночные эльфы обрушивали на свою добычу град из стрел с крон деревьев. Другие, вооруженные бритвенно острыми глефами, набрасывались на своих противников верхом на крылатых гиппогрифах или на гигантских кошках, ночных саблезубых. Часовые были столь же смертоносными, что и былые противники, с которыми приходилось сражаться оркам.

Это не испугало Громмаша и его воинов. Наоборот, это привело их в восторг. Они уже давно желали сразиться с достойным противником. Но уже совсем скоро, орки обнаружили, что они серьезно проигрывают в этом столкновении. Кенарий тоже наблюдал за этими пришельцами, и он учуял демоническую кровь в их жилах. Посчитав зеленокожих слугами Легиона, Кенарий напал на них вместе с ночными эльфами. У орков не было и шанса против ночных эльфов и их лесных союзников. И хотя их жажда крови ничуть не ослабла, поражение казалось неминуемым. Именно в это мгновение отчаяния темная и знакомая энергия позвала к себе Громмаша и его последователей. Они проследили источник этой магии до бассейна с изумрудной жидкостью, что был скрыт в дремучем уголке леса. То была кровь. Кровь демона.

Падение Кенария

Одно лишь присутствие Маннорота в Ясеневом лесу уже начало воздействовать на орков, в особенности на Громмаша Адского Крика и его Песню Войны. Близость к властителю преисподней делала их всё более неистовыми и агрессивными. Их необузданная ярость ознаменовала их войну с Кенарием. Но у орков не было шанса на победу: если бы только они не обрели больше силы.

И это было именно то, что решил даровать им Маннорот. Выпив его крови, орки бы стали достаточно могущественными, чтобы победить Кенария. И они снова бы стали рабами Легиона. Маннорот пролил свою кровь в лесу и затем исчез из виду.

Как и ожидалось, Громмаш нашел источник. Он подозревал об опасности испития крови, но знал, что это был единственный способ пережить битву с Кенарием. Неспособный воспротивиться соблазну силы Громмаш глубоко отпил из источника. Его последователи поступили также.

По венам орков растекалась иномирная сила, и благодаря ей они неистовой бурей пронеслись по Ясеневому лесу. Множество ночных эльфов и лесных созданий пало от их голодных клинков. Громмаш Адский Крик схлестнулся с Кенарием. Дикий Бог сражался со всей своей изначальной яростью, но даже он не мог выдержать сверхъестественной мощи этого орка. Топор Громмаша вонзился в плоть Кенария, и так Песня Войны сокрушила своего врага.

В мгновение смерти Кенария леса вокруг Хиджала содрогнулись и помрачнели. Дриады, химеры, древни и другие волшебные создания в ужасе отступили с поля брани. И хотя некоторые из них вернулись, чтобы помочь ночным эльфам, многие остались в укрытии вплоть до конца война.

Только потом Громмашу открылась правда об источнике его новоявленной силы. Но к тому моменту, и для него, и для его последователей было уже слишком поздно. Они не могли сопротивляться, ибо были привязаны к воле Маннорота.
  
Шанс для Короля-лича

В поражении у Горы Хиджал Король-лич увидел возможность освободиться от Легиона. И он не терял времени: он собрал Артаса Менетила, Кел'Тузада и остальную Плеть в Лордероне. Теперь, когда его войска были собраны вместе и при этом находились под его полным контролем, он спустил их на оставшихся повелителей ужаса-надсмотрщиков: Бальназара, Вариматраса и Детерока.

У повелителей ужаса было мало шансов против надвигающейся волны нежити. Демоны сбежали в Чумные земли и использовали свою темную магию, чтобы скрыть себя от глаз врагов.

Теперь Легион не мог помешать Королю-личу. Плеть принадлежала ему, и только ему.

Кил'джеден всегда подозревал, что Король-лич может восстать против него. Но повелитель демонов не ожидал, что его оружие сможет стать настолько коварным. Король-лич скрывал свою истинную мощь от Кил'джедена и повелителей ужаса. Он играл роль верного слуги, при этом манипулируя самими демонами. Плеть росла, а с ней росла и сила самого Короля-лича. Его псионные силы уже далеко превосходили те, что были у него в начале пути.

Так из рук демонов выскользнула возможность использования Короля-лича для начала нового вторжения Легиона в Калимдор. И что было куда хуже, эта сущность теперь представляла для демонов прямую угрозу. Если Король-лич захватит Азерот, то начать любое демоническое вторжение в этот мир будет уже практически невозможно.

Наследие Высокорожденных

Десять тысяч лет назад, когда изначальный Источник Вечности взорвался в ходе Войны Древних, колдуны-Высокорожденные были затянуты в глубины морей вместе со своей королевой, Азшарой. Там, во мраке, что скрывается под волнами, они обрели спасение благодаря Древним Богам.

Древние Боги пощадили Высокорожденных от гибели в пучине взамен на их службу. Но это была еще не вся цена спасения. Эльфы были обращены в чешуйчатых змееподобных существ, прозванных нагами. Их сердца стали столь же черными, что и глубочайшие впадины океана. А их мысли обуяла ненависть.

Иллидану Ярость Бури были известны лишь слухи о судьбе Высокорожденных. Он не знал, были ли они правдой. Но когда он сотворил могущественное заклинание, чтобы привлечь Высокорожденных из океанских глубин, они ответили ему. Из недр поднялись наги, ведомые леди Вайш - армия чешуи и клыков. Они поклялись в верности Иллидану - все до единого.

Наги ответили на зов не из-за общей истории, что объединяла их с этим некогда ночным эльфом. И они не испытывали уважения к его демонической силе. Они пришли потому, что того пожелали Древние Боги.

Древние Боги заметили Иллидана. Они были заинтригованы его жаждой силы и хаотичным прошлым. Его поход с целью уничтожить Короля-лича мог разжечь в Азероте новую войну - такую, что, скорее всего, охватит нежить, народы мира и Легион.

Иллидан вполне мог оказаться для них очень полезным, и потому Древние Боги отправили к нему наг, дабы убедиться в том, чтобы его кампания против Короля-лича увенчалась успехом. Если некогда ночной эльф доставит им проблемы, то что ж, да будет так. Тогда Древние Боги просто прикажут нагам вырезать его пораженное Скверной сердце.

В любом случае, Древние Боги были уверены в том, что смогут использовать Иллидана для того, чтобы погрузить мир в новую эпоху конфликта.

Око Саргераса

С помощью своих новых союзников Иллидан Ярость Бури пересек Великое Море и добрался до Расколотых Островов. Он здесь вырос, но то было задолго до Великого Раскола. Время и изоляция изменили место, что теперь называлось Расколотыми Островами.

Основание Дуротара

У Тралла словно пал камень с сердца. Он и его народ защитили Азерот от Пылающего Легиона, своих бывших хозяев. Преступления первой Орды никогда не исчезнут со страниц истории, но недавние битвы доказали, что орки заслужили себе дом в этом мире.
Вскоре после Битвы за гору Хиджал, Тралл повел свой народ в суровый пустынный регион вдоль восточного берега Калимдора. Он назвал эту землю Дуротаром в честь своего почившего отца, Дуротана.
Вскоре, Орда построила себе столицу в Дуротаре. Тралл назвал эту твердыню Оргриммаром, в честь своего друга и прошлого вождя, Оргрима Молота Рока. Оргрим показал ему, что Орда может быть чем-то большим, нежели оружием. И хотя Оргриммар служил столицей всей Орды, некоторые представители этой фракции поселились в других регионах. Тролли Черного Копья обустроили свой дом на юге, на Островах Эха. А на западе таурены основали свое постоянное поселение под названием Громовой Утес, расположившееся среди зеленеющих лугов Мулгора.

Дуротар разительно отличался от пышных равнин Мулгора. Это была каменистая местность, и первые годы жизни орков в ней были полны трудностей. Тралл считал эти тяжелые времена покаянием за ту боль, что орки причинили этому миру несколько десятилетий тому назад.

Поселение в Дуротаре привлекло внимание Рексара, старого повелителя зверей, который вторгся вторгся в Азерот вместе с первой Ордой. Позже он начал испытывать отвращение ко всему тому, чем стала та Орда, и оставил её позади. Годами он жил один, обучаясь тому, как выживать и даже благоденствовать среди дикой природы Азерота. Орда Тралла показалась ему образчиком гордости и чести, и поэтому, хорошо всё обдумав, он присоединился к оркам в их новом доме.

В то время, как Орда взращивала собственные нации, часть её бывших союзников из Третьей Войны ушла дальше на юг. Беженцы Альянса, ведомые Джайной Праудмур, поселились в Пылевых топях и построили там островной город под названием Терамор.

Джайна и Тралл продолжали поддерживать контакты друг с другом, и из их непростого перемирия выросло более постоянное соглашение. Оба лидера объявили, что будут проявлять уважение к чужой территории и воздержатся от любых актов агрессии по отношению друг к другу.
 
Флот Кул Тираса

Мир между Ордой и людьми острова Терамор успешно сохранялся вот уже несколько лет, но ему было не суждено оставаться вечным. Однако, пламя войны разожгли не вождь Тралл или Джайна Праудмур.

К берегам Калимдора пришвартовалась огромная морская армада Альянса под предводительством отца Джайны, верховного адмирала Даэлина Праудмура. Этот флот немедленно начал совершать нападения на орков и близлежащие поселения троллей. Адмирал Праудмур сражался во Второй Войне - более того, тогда он потерял своего сына из-за Орды. Он не собирался позволять восстанавливать свои силы существам, которые практически уничтожили королевства людей. Он прибыл на Калимдор, чтобы истребить своих врагов.

Тралл надеялся, что сможет заключить мир с людьми и убедить их в том, что новая Орда не была подобна той старой, что опустошила Восточные Королевства. Но ему так и не дали шанса озвучить это предложение.
***

Адмирал Праудмур снарядил убийц под видом "эмиссаров" из Терамора, чтобы заманить Тралла в ловушку и убить его. Эта уловка не сработала: война стала неизбежной. Тралл собрал на грядущую битву орков, троллей Черного Копья, тауренов и даже соседний клан огров под названием Каменный Молот.

Время было не на их стороне. Несмотря на истовые попытки Джайны переубедить своего отца, он все равно захватил Терамор - теперь под его контролем было не только море, но и город с хорошей обороноспособностью. При достаточном времени, потраченном на укрепление своих позиций, адмирал Праудмур смог бы безнаказанно совершать нападения по всему Калимдору. Орда не могла ему этого позволить.
Армии Орды отправились в Терамор и тайно связались с Джайной. Тралл попросил её совершить невозможное: пустить Орду в Терамор, чтобы они смогли убить её отца. Иначе Даэлин Праудмур сам навсегда уничтожит Орду.

В отличие от своего отца, Джайна знала, что Орда Тралла была не такой как её предшественница. Она видела доказательства этого собственными глазами. Она сражалась против Пылающего Легиона плечом к плечу с Ордой: она была свидетельницей чести и доблести солдат Орды. Они хотели того же, что и многие из её последователей - завершения цикла ненависти между Ордой и Альянсом.

Она считала, что кровопролитие между двумя фракциями лишь отвлекало их всех от истинных врагов. Плеть и другие угрозы Азероту выжидали своего часа, скрываясь в тени. Благородные расы этого мира должны были объединить свои силы и сосредоточиться на этих противниках. Она пыталась убедить в этом и своего отца, но он отказывался слушать её.
Опустошенная практически невозможным выбором, Джайна решила не вмешиваться в этот конфликт. Она лишь попросила Тралла о том, чтобы Орда пощадила столько её людей, сколько сможет. Армии Орды осадили Терамор и с боем пробивали себе путь вглубь города.
Рексар стал тем, кто нанес смертельный удар верховному адмиралу Даэлину Праудмуру. Он на собственном опыте знал, как предрассудки и ненависть могут омрачить сердца даже самых благородных солдат. Он видел, как эта участь постигла многих воителей старой Орды. Он посоветовал Джайне запомнить своего отца не тем, кем он, в итоге, стал, а гордым воином, которым он был когда-то.

Дело было сделано, и Орда оставила город в руках Джайны. Большинство выживших из флота Даэлина отплыли назад в сторону Восточных Королевств.

Гнев Кул Тираса

Верховный адмирал Даэлин Праудмур был не просто военным командиром, он был правителем нации людей Кул Тираса. Его народ возопил о мести за смерть Даэлина, но остальной Альянс не разделял этих эмоций. Чума нежизни в Лордероне нанесла Альянсу тяжелейший удар, и его оставшиеся лидеры не испытывали особой жалости к Даэлину Праудмуру, который самолично совершил нападение на Орду и развязал войну.
Разгневанный народ Кул Тираса изолировал себя от остального Альянса. Но их гнев не был направлен на короля Вариана Ринна или кого бы то ни было еще из лидеров Альянса. Вместо этого, они возненавидели Джайну Праудмур, дочь, что предала свою семью.

Отрекшиеся и Орда

А далеко за морем, королева Сильвана Ветрокрылая и её Отрекшиеся были со всех сторон окружены врагами. Алый Орден поклялся уничтожить эту нежить несмотря ни на что: секту фанатиков не волновало, что эта нежить вернула себе свободную волю, которой их лишил Король-лич. 

Сильвана обратилась к эльфам Кель'Таласа, которые некогда были её народом, и испросила у них убежища. Она пожертвовала своей жизнью, чтобы защитить их, и ждала чего-то взамен за такую жертву. Тем не менее, ответом на её просьбу стал отказ. Эльфы крови боялись нежить и относились к ним, как к монстрам.

Её положение становилось всё более и более отчаянным, и она отравила послов как Альянсу, так и Орде. Её эмиссары Альянсу так и не вернулись. Сильвана подозревала, что они не дожили даже до того момента, чтобы пройти через врата Штормграда.

Первые благие вести пришли из неожиданного источника - от тауренов. Верховный друид по имени Хамуул Рунический Тотем не судил о нежити по их чудовищным обличьям и верил, что их еще может ждать искупление и возрождение - быть может, не тела, но духа. Он привел послов Отрекшихся к Кэрну Кровавое Копыто, верховному вождю племен тауренов, и тот согласился с тем, что нежить заслуживает шанса на достойное существование.

Тралл пригласил Сильвану Ветрокрылую в Оргриммар. Он испытывал симпатию к её последователям, ведь орки когда-то тоже были осквернены - и они с трудом смогли преодолеть это порочное наследие. Кроме того, он понимал, что Отрекшиеся смогли бы стать ценными стратегическими союзниками. Они жили на руинах Лордерона. Из этого города вышел бы ценный плацдарм на случай того, если Альянс спровоцирует очередную войну.

Плеть так и не была уничтожена - её лишь на время отбросили, и это было куда важнее. Орде были нужны все союзники, которых она только могла найти, чтобы защитить свои земли от армии нежити Короля-лича.

И после долгих размышлений, Тралл принял решение. Отрекшимся позволили вступить в Орду.

Искатели приключений

Проблемы по всему миру множились с удивительной скоростью.

Временное перемирие между Альянсом и Ордой можно было назвать, в лучшем случае, хрупким. Постепенно начали разгораться крупные битвы в таких стратегических локациях как Альтеракская долина, Ущелье Песни Войны и Нагорье Арати. Эти схватки всё ближе приближали фракции к полномасштабной войне.

Но еще большее беспокойство вызывали угрозы, не связанные с отношениями между Ордой и Альянсом. В Мулгоре, таурены отбивались от вторжений банд примитивных существ, известных как свинобразы. Людские деревни в Элвинском лесу осаждались грабителями-кобольдами и больными зверьми. Воинствующие банды кентавров из Дуротара планировали захватить удаленные орочьи земли.

Казалось, что эта волна кризисов была бесконечной. На каждом континенте, у каждого народа, в каждой местности - везде распространялся хаос, угрожавший вылиться в катастрофу.

Но чего не понимали Орда и Альянс - так это того, что этот взрыв раздора был частично работой Древних Богов. Эти сущности незаметно раздували огни конфликта, чтобы ослабить нации мира. Если бы эти маленькие искры были представлены сами себе и оставлены без внимания, то они бы разрослись, обратившись рычащим пожарищем разрушения.

Но у них не было и шанса так воспылать. Теми, кто поднялся, чтобы защитить свой мир, были не герои прошлых войн - вмешались обычные жители Азерота. Они начали свои странствия по разным причинам. Одни сражались ради самого приключения или во имя благородной цели достижения справедливости. Другие же сражались из мести и присоединялись к войне против ненавистной им фракции. Некоторые и вовсе сражались ради денег и искали способы нажиться на этих конфликтах. Но были и те, кто сражались ради славы, ради того, чтобы их имена запомнил весь мир. Одни путешествовали в одиночку, в то время как другие основывали могучие гильдии, которые работали вместе, чтобы дать отпор тьме.

Падение К'Туна

Шепот К'Туна проскользнул в умы смертных, и угрожал натравить их друг против друга. Но всё же, они одержали верх. Древний Бог был побежден - клинком, щитом и магией.

Порча временных потоков

Во всех известных областях космоса время течет вперед, всегда вперед. Хаотические энергии в местах вроде Круговерти Пустоты могут повлиять на то, с какой скоростью будет течь время, но оно все равно будет течь только вперед.

Когда происходит определенное событие, факт того, что оно свершилось, уже нельзя изменить. Такие события и принятые решения, восходящие ко всем существам и силам в космосе, соединяются вместе подобно реке, образующей единую реальность. Различные решения и различные возможности естественным образом выходят из реки, подобно маленьким ручьям и устьям, в которых некоторое время проходят приливы и отливы. Если эти тени того, что могло бы произойти, оставить в покое, то в итоге, они обратятся в ничто. Но если прилагаются усилия для того, чтобы сохранить их (или изменить), то они, действительно, смогут продолжить свое существование до бесконечности. Их даже можно загнать обратно в главную реку - так мертвые создания, казалось бы, “оживут”, а прошлое (или будущее) сможет начать буквально преследовать вас. Это не естественное явление, и обитатели главного временного потока, скорее всего, посчитают подобный феномен довольно-таки тревожным событием.

Но единственный временной поток, обладающий постоянным влиянием на космос - это главный временной поток. Существа, подобные бронзовым драконам, которые властвуют над магией времени, способны видеть все бесчисленные притоки альтернативных вселенных и временных линий, и они даже могут перемещаться назад и вперед потока, чтобы пронаблюдать за событиями прошлого и будущего.

Нарушение течения главной реки может привести к катастрофам и смертям. Вся жизнь в Азероте зависит от того, чтобы эта река текла только вперед. Без неизбежности того, что солнце поднимается и заходит каждый день, не наступит смены времен года, цикл жизни станет бессмысленным, и в итоге, все живые существа не смогут поддерживать свое существование и погибнут. Самая священная миссия бронзовой стаи драконов - не позволить этому случиться.

Предательство Кель'таса

Добравшись до Шаттрата, Ворен’таль и его армия бросили свое оружие и поклялись в верности А’далу. Эти новобранцы из рода эльфов крови стали известны как Провидцы.

Ворен’таль отправил Кель’тасу послание, в котором убеждал его присоединиться к наару Шаттрата. Но он не получил ответа.

Кель’тас был разгневан тем, что его бросила собственная армия, которая предпочла следовать за наару. Он публично объявил этот поступок Провидцев предательством и атакой на его суверенную власть как принца. Но в глубине души, в отступничестве Ворен’таля он видел свидетельство собственных неудач.

Этот инцидент еще больше расширил пропасть между Кель’тасом и Иллиданом. Принц потребовал от некогда ночного эльфа ответной атаки на наару, но тот не предпринял никаких мер. Иллидан был слишком сосредоточен на своих охотниках на демонов, чтобы обращать внимание на армию Ворен’таля. Для Кель’таса это было горьким подтверждением того, что ему сказал Кил’джеден: Иллидана не волновал как сам принц, так и его народ.

Кель’тас не мог позволить Иллидану использовать эльфов крови в качестве своих пешек. Он потерял всякую веру в этого бывшего ночного эльфа и увидел нового благодетеля в лице Кил’джедена. Какая-то часть него понимала, что он не должен доверять Легиону, в особенности после того, что демоны сделали с его королевством. Но он не мог сопротивляться искушению магии Скверны. Перспектива открытия новых способов поглощения темной энергии поглотила его мысли, и всё остальное меркло на фоне этого желания.

Практически без колебаний, Кель’тас заключил сделку с повелителем демонов и согласился покинуть Иллидана Ярость Бури. Взамен, Кил’джеден даровал принцу то, чего он жаждал больше всего: новые знания об использовании магии Скверны.

Вступление эльфов крови в Орду

И что было еще хуже, принц Кель'тас Солнечный Скиталец так и не вернулся из Запределья. Последние вести из Запределья, которые дошли до Лор'темара и его последователей, не сулили ничего хорошего. Легион собирал огромное воинство для какой-то неведомой цели, а довольно большая часть эльфов крови Кель'таса бросила своего принца.

Кель'тас был уязвим, но Лор'темар не мог оставить Кель'Талас без защиты, пока он готовил кампанию для помощи принцу в Запределье. Эльфам крови были нужны союзники, и они не нашли бы их среди людей, дворфов, гномов или ночных эльфов. Решение Кель'таса присоединиться к леди Вайш и Иллидану испортило отношения между Кель'Таласом и Альянсом. 

Но ответ пришел с неожиданной стороны: от Сильваны Ветрокрылой. Королева банши убедила лидеров Орды объединиться с эльфами крови, но её мотивы остались тайной. Ходили слухи, что в ней еще оставалась та часть из прошлого, что до сих пор испытывала сострадание к Кель'Таласу и его лишениям. Другие истории намекают на то, что у Сильваны были свои скрытые мотивы. Но какой бы ни была правда, она устроила встречу вождя Орды Тралла и верховного вождя тауренов Кэрна Кровавое Копыто с Лор'темаром, где они смогли обсудить этот возможный союз.

Несмотря на то, что история отношений эльфов крови и орков представляла собой череду горьких сражений, Лор'темар был не против этой идеи. Он знал, что это была не та Орда, что разорила Кель'Талас много лет назад. И, увы, он прекрасно осознавал, что и у его королевства, и у его принца оставалось всё меньше времени.

Тралл и Кэрн видели в эльфах крови многообещающих союзников. Народ Кель'Таласа доказал свою храбрость и решимость, защищая свое королевство от чужеродных угроз вроде Плети. Тралл и Кэрн считали, что Орда и эльфы крови нуждались друг в друге, чтобы пережить грядущие тяжелые времена. Они протянули Лор'темару руку помощи, и он принял её.

Резервуар Кривого Клыка

Подобно нападению Орды на Магтеридона в Цитадели Адского Пламени, штурм Резервуара Кривого Клыка дорого обошелся нападающей стороне. Крепость была переполнена разнообразными больными представителями дикой природы и самыми грозными воинами наг леди Вайш. А еще в Резервуаре Кривого Клыка ютились порабощенные Сломленные, и большинство из них, было радо этой возможности освободиться. Воины Альянса разбили их оковы в ходе своего прорыва вглубь крепости наг.

Леди Вайш пала от клинков Альянса последней. С её смертью, Резервуар Кривого Клыка перестал быть угрозой. И хотя на это потребовалось время, но в Зангартопи снова воцарился баланс. Жители Телредора теперь могли спокойно расширить свои владения на остальной регион.

Тень Света

В то время, как все эти события разворачивались на просторах Азерота и Запределья, Чо'Галл продолжал расширять культ Сумеречного Молота. Эта организация перестала быть орочьим кланом, которым была когда-то, и превратилась в нечто совершенное иное. В культе были рады представителям всех рас и любых слоев общества. Зачастую, они избирали своими целями выживших жертв Третьей Войны, в особенности тех, что стали свидетелями непередаваемых ужасов резни в Лордероне.

Одним таким человеком был архиепископ Бенедикт, глава Церкви Света Небес. Он пережил как Первую, так и Вторую Войну. И хотя увиденные им страдания легли на него тяжелым грузом, они всё же не смогли ослабить его веру. В каком-то смысле, он видел в этих войнах испытание своей веры. Однако, Третья Война была другой... Падение Лордерона и появление Плети нанесли тяжелейший удар по его убеждениям. Почему Свет Небес не защитил принца Артаса, короля Теренаса, паладинов и добрый люд королевства? Почему, в самый темный час человечества, Cвет оставил своих благочестивых слуг?

Сектанты прознали о сомнениях, тяготивших архиепископа, и стали стекаться к нему, как вороны к падали. Они представлялись нуждавшимися в наставлениях верующими в Свет Небес. На самом же деле, они приходили к архиепископу лишь затем, чтобы развеять по ветру то, что еще оставалось от его веры. Медленно, но верно, им это удалось. Некоторые из них рассказывали ему о Бездне, вселенской силе, которая, в отличие от Света Небес, никогда бы не оставила своих слуг.

Архиепископ Бенедикт, как и другие жрецы, знал о существовании темной магии. Он не экспериментировал с ней лично, потому что считал её нечестивой и совращающей силой. Но теперь он начал сомневаться в том, были ли эти убеждения правдой, или же ложью, в которую его заставили поверить.

И именно это любопытство открыло Древним Богам путь в его душу. Они шептали архиепископу в его снах и показали ему Свет со своей точки зрения. Небесная энергия больше не была такой благосклонной, какой казалась когда-то. Свет требовал абсолютного порядка и послушания. Он служил своим смертным адептам не ради их веры: он делал это лишь тогда, когда это было нужно ему самому.

Эти сновидения посещали Бенедикта множество ночей, и их кульминацией стало видение Времени Сумерек. Бенедикт был поражен увиденным. Он посчитал Время Сумерек не апокалиптическим концом всего сущего, а возможностью освободиться от тирании Света Небес, возможностью создать новый мир, в котором он будет хозяином собственной судьбы. Он начал верить, что Древние Боги и Бездна - это и есть естественное состояние вселенной, и что сражаться с ними было бы ошибкой.

Влияние Бенедикта

Свет принес ему и тысячам других людей лишь разочарование и душевные раны. Бездна была не источником лжи, но ключом ко всем возможным истинам. Она не проигнорирует своих последователей и не бросит их. Поэтому Бенедикт и посвятил свою жизнь служению этой силе.

Бенедикт присоединился к культу Сумеречного Молота, став одним из его самых влиятельных агентов. Публично, он всё также оставался главой церкви, и благодаря одной лишь силе воли он сохранил способность использовать Свет Небес. Этот статус даровал ему огромную власть и доступ к разочаровавшимся жрецам и простым верующим, которых он мог завербовать в культ.

Чо'Галл воспринял присоединение Бенедикта к Сумеречному Молоту, как настоящий триумф. Численность сектантов начала расти с еще большей скоростью, чем он предполагал ранее.

Погребальная песнь севера

И хотя Чо'Галл был доволен тем, как быстро росла мощь культа Сумеречного Молота, его всё также продолжал беспокоить факт падения К'Туна. Он никогда не мог даже представить себе того, чтобы у смертных хватило сил победить Древнего Бога. Тем не менее, Чо'Галл не оставил свой поход, целью которого было разжечь искру Времени Сумерек.

Пока Орда и Альянс были заняты войной в Запределье, Чо'Галл отправился в Нордскол и проник в Ульдуар, построенную хранителями тюрьму одного из Древних Богов, Йогг-Сарона. Он проскользнул в глубины крепости, и её защитники даже не попытались помешать ему. Йогг-Сарон затуманил умы Локена и других древних хранителей, скрыв от них присутствие Чо'Галла.

Йогг-Сарон уже давным давно поработил хранителей, защищавших Ульдуар, но его хватка над ними всё же оставалась практически эфемерной. В прошлом, попытки Древнего Бога убедить их напрямую помочь себе оказывались безуспешными, но с Чо'Галлом таких проблем быть не могло. Двухголовый огр по собственной воле начал откалывать фрагменты зачарованных оков Йогг-Сарона. Ему было не по силам разбить эти цепи, но он смог их ослабить.

Этого было достаточно, чтобы сила влияния Йогг-Сарона увеличилась десятикратно. Узы контроля этого Древнего Бога над хранителями стали крепкими, как железо. Он приказал величайшему из своих тюремщиков, хранителю Локену, создать новую армию в Кузне Воли. В правильных руках, эта необычайная машина могла создавать благородные формы жизни. Но в руках Локена, она извергала легионы металлокожих дворфов и врайкулов, которые жаждали лишь войн и кровопролития.

И пока армия Йогг-Сарона укрепляла свои позиции на территориях вокруг Ульдуара, Чо'Галл покинул Нордскол, чтобы и дальше направлять культ Сумеречного Молота. Ему нужно было выиграть максимальное количество времени для того, чтобы Йогг-Сарон успел подготовить свои войска. Кроме того, он должен был сберечь Древнего Бога от Альянса и Орды. Победив К'Туна, эти две фракции окончательно доказали, что они превращаются в неодолимую силу, когда оставляют позади свои различия и объединяются вместе.

Чо'Галл не мог позволить этому снова произойти. Он решил вбить клин между Ордой и Альянсом. И вскоре, для этого представилась идеальная возможность.

Король-лич Артас

Когда финальная битва подошла к концу, от Нер’зула не осталось ничего кроме воя печали где-то в дальней части сознания Короля-лича. Артасу было легко его игнорировать.

Он провел несколько лет, восстанавливая силы и планируя свой следующий шаг. В свою бытность паладином, он всегда стремился нести в Азерот порядок и правосудие. Это желание его не покинуло, но теперь оно стало куда более исковерканным чем, когда-либо раньше.

В мире под властью нежити больше не будет несправедливости, войн и смертных изъянов. Возможно, что для Короля-лича важнее всего была его вера в то, что Плеть будет куда более эффективным защитником Азерота от каких бы то ни было врагов, что решат завоевать его. Он наблюдал за пробуждением К’Туна и попытками Пылающего Легиона начать новые атаки на Азерот. Ни демоны, ни силы Бездны не успокоятся до тех пор, пока не подчинят себе весь мир. Разрозненный мир, постоянно раздираемый стычками Альянса и Орды, попросту не будет готов к очередному нашествию.

Падение Кел'Тузада

Кел'Тузад был повержен. Вскоре быстро распространились слухи о том, что его душа затерялась в Темных землях, стране мертвых.

Пересоздание Азерота

В рамках протокола отказобезопасности Алгалон бы отправил титанам сигнал о вердикте своего анализа, чтобы они смогли одобрить активацию Кузни Созидания. Ни констеллар, ни герои Азерота не знали о том, что титаны давным давно пали от рук Саргераса и Пылающего Легиона.

И хотя титаны так бы и не смогли получить сигнал Алгалона, это бы не помешало активации процедуры отказобезопасности. В конечном счете, Кузня Созидания бы уничтожила всю жизнь в Азероте.

Темница Н’Зота

Окутанный океаном лихорадочных сновидений среди костей безымянных ужасов, Н’Зот остался не тронут клинками смертных.
 
Раскол

Время пришло. Из раскаленной плоти Смертокрыла вырывались огонь и тень. Элементивые пластины на его шкуре были единственным, что сдерживало эту силу, не позволяя ей разорвать его тело на куски. Н'Зот сказал свое слово, и по его воле Смертокрыл сконцентрировал всю свою ярость и высвободил её. Он вырвался из Подземья с настоящим взрывом, разбив границу между Планом Стихий и материальным миром.

Его возвращение разожгло цепную реакцию из природных катастроф по всему миру, которые вместе стали известны как Катаклизм. Горы обращались в пыль. Огненные пропасти зияли в местах, где разверзлась земля. Вздымающиеся волны ударяли о берега, уничтожая прибрежные города и вызывая множественные наводнения. Число жертв исчислялось тысячами, но на этом смерти не закончились. Это было только началом.

Н'Зот разжег огонь в венах Смертокрыла, переполнив его чувством мучительной боли. Аспект черных драконов обратил свой гнев на Азерот. Его тлеющий силуэт закрывал собой небеса в то время, как он омывал в пламени целые города и леса. Казалось, что в этом неумолимом круговороте разрушения не было никакой цели, но это неправда.

Пока Смертокрыл сеял хаос по всему миру, по его приказу из теней поднялся Чо'Галл и Сумеречный Молот. Большинство культистов скрывалось от мира на протяжении долгих лет, но они не бездействовали. Их численность росла, и в их рядах были могущественные индивиды вроде архиепископа Бенедикта, главы Церкви Света Небес.

Чо'Галл взял с собой многих культистов для осады Нагорья, идиллического региона к северу от Стальгорна. Тамошние горы и холмы были населены множеством дворфов Громового Молота, но они не были единственной силой Нагорья. После Битвы за Грим Батол остатки клана орков Драконьей Пасти сбежали в этот регион и построили на его берегу примитивную крепость.

Ни дворфы, ни Драконья Пасть не были готовы к пришествию Сумеречного Молота. Атака культа была внезапной и жестокой. Сектанты объявили войну народам Нагорья и высекли себе крепость в сердце региона. Чо'Галл назвал эту твердыню Бастионом Сумерек и сделал из неё штаб-квартиру культа, а также их место поклонения своим незримым богам. Энергии Бездны постепенно стекали с этого шпиля, расползаясь по почве и мутируя всё живое, что находилось под его тенью. Сама земля была искажена и омрачена, и вскоре этот регион стали называть Сумеречным Нагорьем.

Далеко на юге, другие сектанты были заняты обустройством плацдарма в Черной горе, который они использовали для создания нового вооружения. Они собрали изодранные трупы Нефариана и Синтарии, а затем подняли их магией Бездны. Драконы сохранили остатки своих былых личностей, но теперь они были послушными слугами Сумеречного Молота. Но не их сила была...

Пожар в Штормграде

После своего катастрофического явления из Подземья Смертокрыл обрушился на Штормград и сжег до основания несколько частей города. Солдаты приготовились к тому, чтобы вступить в битву с черным Аспектом Драконов, но у них с самого начала не было даже шанса пролить его кровь. Смертокрыл исчез из Штормграда также быстро и неожиданно, как и появился.

Штормград был в руках Смертокрыла, но он не собирался уничтожать город. Тамошние горожане были полезнее ему живыми, чем мертвыми. Его истинной целью было сломить этих людей, дабы их обратили в его новых слуг.

Эта участь постигла многих жителей Штормграда, ведь напуганное население города обратилось за поддержкой к архиепископу Бенедикту, не ведая того, что святой человек и глава церкви тайно состоял в Сумеречном Молоте. Он воспользовался отчаянием этих людей и незаметно направлял их в объятия культа.


Королева Азшара

В глубинах вод зашевелился еще один прислужник Н’Зота. Её звали королева Азшара.

Новая война Орды и Альянса

Когда Тралл ушел, Гаррош устремил свой взор на северо-запад, на пышный Ясеневый лес. Это была земля изобилия, и она была вполне в досягаемости для Орды. Большая часть этого региона принадлежала ночным эльфам, но это не помешало Гаррошу отправить туда войска. Он не собирался просить у Альянса ресурсов или вести с ним торговлю. Зачем ему было это делать, если он мог просто забрать, что хотел, силой?

Новые набеги Орды на Ясеневый лес привели Альянс в ярость. Между фракциями вновь накалилось напряжение, и открытая война казалась неминуемой.

Сильвана и Гилнеас

Гаррош Адский Крик был не единственным представителем Орды, желавшим захватить Гилнеас. Сильвана Ветрокрылая была рада возможности заполучить во власть это королевство.
 Сумеречное Нагорье

Альянс обрел новых друзей среди местных дворфов Громового Молота. Они были бесстрашным и независимым народом, жившим в изоляции от остального общества дворфов, так что работать вместе с чужестранцами им было непривычно. На то, чтобы заручиться их поддержкой, потребовалось время, но их помощь была неоценимой в последующих битвах.

Красная стая драконов тоже пришла на помощь Альянсу, в особенности, у Грим Батола. Они приняли участие в объединенной атаке на эту древнюю крепость и вырвали её из лап Сумеречного Молота.

В это же время, орки Орды восстановили свои старые узы с Драконьей Пастью. Этот клан оставался изолированным и отчужденным еще с конца Второй Войны. Вождь Гаррош Адский Крик убедил орков Драконьей Пасти присоединиться к его Орде, пообещав им кровь и славу. Под его командованием, всего этого у них было в достатке.

И пока на Сумеречном Нагорье неистовствовала война, на сцену вернулась Гарона, чтобы покончить с культом. Она не забыла о своем походе, целью которого было уничтожить Чо’Галла и его последователей. И хотя она не давала клятву верности новой Орде, она все равно сражалась на её стороне. Она была воплощением мести и омыла свои кинжалы кровью всех тех, кто нес на себе символ Сумеречного Молота.

В итоге, Орда нанесла удар по престолу культа - Сумеречному Бастиону. Защита крепости дрогнула перед натиском Орды, и её величайшие чемпионы прорубили себе путь в глубину цитадели. Они не успокоились до тех пор, пока не вонзили свои клинки в черное сердце Чо’Галла. Двухголовый огр не сбежал от своих врагов. Он принял свою судьбу. Несмотря на все поражения, он умер, веря в неизбежность наступления Времени Сумерек.

Оборона Хиджала

Нордрассил еще не полностью восстановился после Третьей Войны, но все равно обладал огромной силой. Его корни уходили глубоко в поверхность Азерота, питая землю и залечивая её незримые раны. Благодаря влиянию Нордрассила впечатляющая часть Хиджала снова расцвела. Н’Зот считал, что уничтожение Мирового Древа нанесет миру такой удар, от которого он уже не сможет оправиться.

Друиды Круга Кенария и их древние друзья, зеленые драконы, будучи защитниками природы, были первой линией обороны от элементалей. Вскоре к ним присоединились войска ночных эльфов и чемпионы из Орды и Альянса. Это объединенное воинство обустроило оборону вокруг горы, но даже этого было недостаточно, чтобы сдержать бурю дыма и пепла.

Защитникам Хиджала требовалось нечто большее. Им были нужны Дикие Боги, самые свирепые стражи природы.
 

***



"Мед'ан 404" оказался правдой. Всего в третьем томе "Хроник" около 220 страниц, и цифра 404 тут - это отсылка к ошибкам в Интернете в духе "страница не найдена".

А еще на карте Азерота Кул Тирасу и Зандалару придали очертания из Battle for Azeroth. Зандалар стал чуть-чуть больше, а вот Кул Тирас значительно вырос и был отодвинут подальше от материка. Правда, масштаб островов все равно адекватный - оба меньше Расколотых Островов, которые сами-то размером с Ревущий Фьорд Нордскола. Но на карте в игре, понятное дело, для удобства клика мышкой их сделают побольше.


Спасибо, что прочли этот выпуск
И до встречи в следующих! *)

***

По традиции благодарю читателей, поддерживающих блог на patreon: pitet, dervesp, Владимира Кравчука, Максима Зуева, Vemy, Дениса Матвеева, zymko, Леорика, Fadj, Sergey, Dyshik, d-pro, LEKAROK, Артёма Бочарова, Frolovskiy Dima, wDBYB, Dmitry Zateev, Александра Моторина, stefan_flyer, Михаила Кузнецова, Кристин Кулагину, Amatych, Maxim Demyanov, Dreodront, Александра Иванова, Triumpher, Черномяс, Анастасию Панченко, NickDS и Rastead.

6 комментариев:

  1. Почему-то Нер-Зулу приписывают то, что как считалось было заслугами Артаса...
    Лекарок - патрон Кирасера?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Что именно приписывают? Большую часть того чем владел Артас, уже сделал Нер-Зул. Врайкулы были убиты им еще в начале компании. А Валь-Кир он собственно ручно создал. По факту Артас просто использовал то что Нер-Зул сам наработал.

      Удалить
  2. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  3. Лекарок вообще инфу из воздуха берет, перемешивает со своими мечтами и фантазиями и затем появляетсья контент на его канале, очень странный парень....

    ОтветитьУдалить
  4. 1)По факту сила Короля-Лича безгранична, то есть чем больше душ он поглотит тем большим будет спектр его возможностей. И на фоне этой информации его месть Кил-Джедену не кажется всего лишь влажной фантазией.

    2)Одно не пойму. Нер-Зул увеличивал свою силу за счет поглощения душ или просто контролирования нежити?

    3)А вот это я понимаю! Какой еще Артас, какой Болвар? Нер-Зул истинный Король-Лич. Хитрейший и наиболее изобретательный. Обманул главнейших хитрецов Легиона, и смог так ими вертеть как только захочет. Воистину Нер-Зулу нет равных!

    4)Артас-КЛ что Саргерас на минималках?

    5)Еще с ВК3 юыло понятно что Король-Лич недолюбливает Дредлордов. Но на фоне того что именно эта пятерка снимала с него скальп. Конфликт выглядит куда интереснее)

    Дорогой Кирасер, спасибо вам за то что вы радуете нас все новыми и новыми кусами информации!

    ОтветитьУдалить
  5. не поняла я все-таки когда успела родить Аллерия и где :)
    "Это был тяжелый выбор. У Аллерии и Туралиона остался ребенок на Азероте, Аратор. " - на Азероте?
    По книге "По ту сторону портала" они же помирились уже в запределье..да и вообще в книге нет ощущения, что прошел год. Ну был у них там секс в Азероте, когда ее брат умер. Да и в книге бы наверное написали что-то про ребенка...
    может кто ответить?)

    ОтветитьУдалить